Axenoff Art. В 20 километрах от Парижа

    826
11 Дек 2015

blog3

Первые годы девятнадцатого века. В 20 киллометрах от Парижа, в усадьбе Мальмезон, извесной как резиденция Наполеона Бонапарта и Жозефины Богарте, двор кишит привозными товарами и гостями. Английское сукно, шелк из Турина, полотна из Голландии, индийский муслин и батист, обувь из Ирландии и привоздные кружева. Главные merveilleuses – причудницы и законодательницы мод – светская дама Тереза Тальен, актриса Мадмуазель Ланж, мадам Рекамье и сама Жозефина одеты по новой моде, а лучший портной Леруа подбирает новые одеяния иконам стиля императорского двора. Стиль, от которого все без ума, называется ампир – от слова empire, империя. Новая империя Наполеона черпает вдохновение в античных образцах.

blog1

Эпоха француской революции, идеалы которой были заимствованы у Древней Греции и Древнего Рима, была героической и романтической, а мода – демократичной. Именно при Наполеоне платья стали напоминать длинные рубашки, созданные с оглядкой на античные пеплосы и хитоны. Были популярны светлые оттенки, которые свидетельствовали о высоком положении их обладательниц. Их кроили с высокой талией, под грудью перевязывали поясом, а сзади вставляли валик из конского волоса. Материалами служили легкие хлопчатобумажные ткани – муслин, батист, кисея, кружево и тюль. Яркий образец выреза в стиле «ампир» — бальное платье Наташи Ростовой в романе Льва Толстого «Война и мир»: знаменитый танец Наташи на первом балу, ставший символом всепобеждающей легкости и свежести русской культуры «золотого века», стал возможен именно благодаря невесомости ампирного платья. Весили такие платья всего 200-300 грамм. Ткань расшивали золотыми и серебряными нитками, края отделывали синелью, блестками и пайетками. Шея и руки оставались открытыми, а если платье предназначалось для танцев, то короткие рукава кроили буфами. Часто под платья надевали рубашки-туники или балетные трико телесного цвета. Эти рубашки назывались chemise. Молодые девушки выбирали платья покороче, из-под которых виднелись панталоны, многие модницы смачивали тонкие материи водой, чтобы платья прилипали к телу. А самые отчаянные модницы вроде Жозефины Богарне и мадам Жюли Рекамье носили рубашки прямо на голое тело. При дворе говорили: «Если у женщины не видно сложения ног от щиколоток до туловища, значит она не умеет одеваться».

blog5

Конечно, в таких платьях было страшно холодно, поэтому шали являлись неотьемлимым элементом. Их производство во Франции началось благодаря покровительству императрицы Жозефины около 1805 года. Обувь полагалась низкая, плоская и без каблуки, подобно балетным тапочкам из белого, розового и голубого атласа. Античность диктовала и ювелирную моду: камеи затмевают бриллианты и все остальные камни. Они изготавливались из агатов и ониксов, а в сам медальон часто клали волосы возлюбленного. Браслеты и кольца модницы надевали поверх перчаток, а овальными брошами подкалывали модные кашемировые шали.

 

Символами стиля и эпохи стали три великие француженки. Жозефина, с ее нарядами от парижского портного Леруа, например, многократно описанным в энциклопедиях моды платьем, покрытым сотнями тысяч лепестков свежих роз, нашитых на тончайшую кисею и закрепленных бриллиантами. Мадам Жюли Рекамье, владелица знаменитого литературно-поэтического салона, который стал интеллектуальным центром Парижа. Она была полная противоположность Жозефины. Жан-Луи Давид, пропагандист стиля ампир, написал портрет красавицы Жюли в античной тунике: это – такой же символ эпохи, как «Наполеон на Аркольском мосту» Антуана Гро. Наконец, знаменитая писательница Анн-Луиз Жермен, баронесса де Сталь, властительница дум целого поколения. Известна легенда о том, что Наполеон заметил ее во дворе Мальмезона среди тех самых merveilleuses, громко вызвал из толпы и грозно сказал “Мадам, вы раздеты, идите оденьтесь!” Ну и, конечно, наша Наташа Ростова.

blog2